.
.
lorem
» » » РЕКРУТА - РЕКРУТИКИ
  • Нравится
  • 0

РЕКРУТА - РЕКРУТИКИ

Раздел: Краеведение / Таланты земли Варгашинской

 РЕКРУТА - РЕКРУТИКИ

Только благодаря людям неравнодушным, деятельным, увлеченным кладовые народной культуры и искусства не оскудевают. Даже создается возможность эти кладовые пополнять новыми находками и приобретениями. Зоркий взгляд и цепкий слух наряду с тонким чувством прекрасного, которыми одаряются такие личности, улавливают и распознают драгоценные крупицы и целые россыпи народного творчества. Они спешат зафиксировать их и этим самым спасти от забвения. Ведь с неизбежностью наступает момент, когда с ходом необратимого времени и со сменой поколений уже невозможно будет что-либо доподлинно узнать из уст ушедших очевидцев о «преданьях милой старины» и «делах давно минувших дней». Упустишь время - и не станет возможности записать великолепную прибаутку, замысловатую скороговорку, заковыристую  загадку, интереснейшие были или забавную сказку. И тогда невосполнимый урон наносится родной культуре!

Но в нашем крае живут и (дай Бог!) не переводятся собиратели-подвижники, которые подобно пчелам, берущим сладкий взяток у растений, извлекают особые взятки из толщи народной самобытной культуры. Безусловно, к полку подобных замечательных собирателей-подвижников относится Спиридон Харитонович Рыбин, живший в селе Крутиха в 1904 - 1986 годах. Про собрания  частушек, записанных в особую тетрадь, что некогда распевались в его родном селе Крутихе, я, как нередко водится, прознал почти случайно. Произошло это в селе Просеково Варгашинского района. О тетради поведала Надежда Bладимировна Яковлева, педагог-историк школы. Она любезно показала, поскольку тетрадь с частушками хранится у нее, позволила скопировать, сознавая: содержимое тетради негоже держать под спудом. Частушки, сотворенные фантазией и талантом прежних поколений, достойны, чтобы с ними познакомились здравствующие потомки.

А в том, что частушки действительно создавались в уже достаточно далекие от нас времена, можно убедиться из предисловия, предпосланного самим собирателем. Там отмечается: «Эти частушки я начал записывать в 1930 году, работая счетоводом коммуны «Батрак» в родном селе Крутиха». Предпринятая еще до войны попытка переслать собранные частушки в комсомольскую газету «Сталинская смена» (г. Челябинск) с целью публикации, к сожалению, не увенчалась успехом. Бандероль так и не попала по назначению, оказавшись совершенно в иных руках. Лишь в послевоенное время бывший фронтовик, инвалид, вернувшийся к мирному труду учителя, смог восстановить собрание утраченных было частушек: где по памяти, где по сохранившимся черновым записям и просто  благодаря еще живым исполнителям.

 

«КРУТИХИНСКИЕ ЧАСТУШКИ»

 

Именно такое заглавие присвоил Спиридон Харитонович своему собранию. Однако стоит, наверное, отметить известную условность подобного именова­ния. Из-за необычайной подвижности этого жанра народного творчества очень трудно, а нередко даже вряд ли вообще возможно выяснить досконально точное время и вполне определенное место рождения, создания тех или иных часту­шек. Зародившись в каком-нибудь селении, частушка словно вырывалась в воль­ное странствие за пределы невеликой округи - «малой родины» и распространя­лась вширь. Так происходил вполне естественный взаимный обмен, в ходе кото­рого текст частушек претерпевал изменения, возникали их вариации. Знаком­ство со сборниками частушек, составленными известными зауральскими фоль­клористами Валентиной Павловной Федоровой, Верой Николаевной Бекетовой, обнаруживает сходство опубликованных в них отдельных частушек с частушка­ми из рыбинского собрания. Иногда это сходство почти дословное, более или менее значительное, а порой довольно отдаленное. Вот лишь один наглядный пример. В своей тетради Спиридон Харитонович записал частушку:

 

Я на Каречке катался,

Каречко не бегает.

Восемь раз вокруг объехал -

Милка все обедает.

 

В сборнике «Любит, не любит: частушки Зауралья» обнаруживается своеоб­разный вариант, конкретное место записи которого не указывается:

 

Хороша была лошадка,

Хорошо и бегала.

Восемнадцать раз проехал -

Милка все обедала.

Наконец, в сборнике «Пойте, девушки, припевки. Частушки Шадринского края» отыскивается вариант, еще более близкий по сходству с крутихинским:

 

Я на Кареньке катался,

Каренька не бегает.

Восемнадцать раз проехал -

Милка все обедает.

 

Таким образом, собрание крутихинских частушек вбирает в себя и собствен­ные образы, и привнесенные извне. Последние быстро «обкатывались», прижи­вались и воспринимались вскоре как родные. В свою очередь, «доморощенные» частушки устремлялись на сторону, становились достоянием жителей из других округ. И так повсюду. В конце концов, как частушки ни назови - крутихинскими, шумихинскими и прочими, прочими - все они являются нашим общим достояни­ем, немеркнущим сокровищем народной поэзии.

 

«ВО СОЛДАТИКИ УЙДУ...»

 

В тетради записана целая серия частушек про молодых крестьянских пар­ней, отправляющихся по воле жребия служить в царскую армию. Почти два сто­летия таких новобранцев, призванных отбывать воинскую повинность, прозыва­ли рекрутами. Проводы рекрутов - это целое действо, в котором принимало уча­стие все селение. Ведь расставание наступало не только с семьей, с подругами, но и с «миром» - сельской общиной, которая наряду с кровными родителями налагала свой явственный отпечаток на воспитание крестьянских детей и ста­новление молодежи. Деревня отдавала молодых работников, бравших в руки вместо сохи или косы винтовку и преображавшихся из землепашцев в солдат. Так проводы рекрутов, выходя за рамки семейных прощаний, обретали обще­ственную значимость. Во вводном очерке Рыбина, повествующем о бытовании частушек в Крутихе, эта самая значимость раскрывается в довольно красочном описании.

«По нашей улице провожали в Ялуторовск рекрутов, а потом в первую миро­вую войну - мобилизованных. Во всех случаях можно было слышать и песни, и плач, и причитания. В нашем селе были хорошие причитальщицы и певцы. При­читальщицы плакали с причитаниями одинаково: и на свадьбах, при проводах невесты, и на похоронах, и на проводах рекрутов.

Певцы были степеннее. Они шли с рекрутом в первом ряду и пели:

 

Последний нынешний денечек

Гуляю с вами я, друзья.

Коляска к дому подкатилась,

Готовьте сына своего...

 

А сзади под гармошку бойко пелась частушка:

 

Я не сам в солдаты еду,

Меня староста ведет.

Прослужу четыре года,

Моя молодость пройдет.

 

Повезут меня в солдаты.

Как невесту от ворот.

Запою унылы песенки,

 Заплачет весь народ.

 

На всю деревню длинных рекрутских песен не хватало, поэтому в задних рядах сквозь плач и причитания вливалась веселая и немного грустная частушка девушек:

 

Нам не дороги веревки,

Дороги канатики.

            Нам не дороги ребята,

Дороги солдатики.

В память фронтовика, защитника Отечества, учителя, собирателя и храни-е-ля народной культуры Спиридона Харитоновича Рыбина сегодня мы публикуем подборку частушек.

 

ЧАСТУШКИ СТАРЫЕ РЕКРУТСКИЕ

Три я года плыл по морю,

Бережочка не видал.

Пил я водку, ел селедку,

По матане тосковал.

 

Я от призова приехал,

На колени к милке пал:

«Худо, милочка, молилась

Я в солдатики попал».

 

Меня бреют - не жалеют,

И стригут - не берегут.

Мою отчаянну головушку

В солдаты увезут (отдадут).

 

Я последний год гуляю,

            Я последний веселюсь

            Меня на осень забреют

Не забреют, так женюсь.

 

Рекрута-рекрутики

Ломали в поле прутики.

К огородам ставили,

Поминочки оставили.

 

Во солдатики уйду,

Хорошая останется,

Напиши, товарищ, мне,

Кому она достанется.

 

Привыкайте, мои ноженьки,

К солдатским сапогам.

Достаются наши девушки

Ребятам-соплякам.

 

Во солдатики, ребятушки,

Идти не хочется.

Во солдатушках, ребятушки,

Любить захочется.

 

 

ЧАСТУШКИ ВРЕМЕН ПЕРВОЙ МОРОВОЙ ВОЙНЫ

 

Ну пускай нас не хоронят

Ни отцы, ни матери.

Нас придут и похоронят

В поле неприятели.

 

Уж ты, мама, моя мама,

Как тебе меня не жаль?!

Посадила на машину

И сказала: «Поезжай».

 

На машину я садился

Все на солнышко глядел.

С отцом, с матерью простился,

А с матаней не успел.

 

Отходил я по подгорью

Отсидел я в камыше,

Отлюбил я ту девчоночку,

Котора по душе.

 

Что мне думать и тужить,

Который умер и лежит?

Хоть о том погоревать,

Который едет воевать.!

 

Сердце – камень, кровь не канет,

Хоть разрежь, не побежит.

Седни боле вечна память –

Во сырой земле лежит.

 

Зарастай, дорожка, лесом,

Зарастай, широкая!

Забывай меня худого,

Наживай хорошего.

 

Жалко каречка косматого

В машину запрягать.

Жапко болю чернобрового

В солдаты отдавать.

 

Болечка, попой, попой,

Я поплачу над тобой.

Ведь мое сердечко чует,

Что расстанемся с тобой.

 

Раньше спал я на кровати,

У матани на руке,

А теперь сижу в окопах

И винтовочка в руке.

 

Я сидела под окном,

Хлебала кашу с толокном.

Мне сказали: «Болю взяли!»

Я по каше кулаком.

 

Не от радости гуляем,

Не от веселья водку пьем.

Мы от горюшка гуляем,

От кручинушки поем!

 

 

Публикация: Тобол: литературно-публицистический альманах.  – 2002. - № 1 (9). – С. 158 – 161.

   

скачать dle 12.0
  • Просмотров: 50
  • Дата: 31 мая 2022
admin

Комментариев (0)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Память сердца

Память сердца

Информационные ссылки

Календарь

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Обратная связь

По всем вопросам или предложениям пишите:

var-library@mail.ru
или сюда
?

Опрос

Оцените работу движка