.
.
lorem
» » » НА ПРИСЕЛЕНИЕ В ВАРГАШЕВУ. СТАРОЖИЛЫ И ПОСЕЛЕНЦЫ
  • Нравится
  • 0

НА ПРИСЕЛЕНИЕ В ВАРГАШЕВУ. СТАРОЖИЛЫ И ПОСЕЛЕНЦЫ

Раздел: Краеведение / История района

Деревня Варгаши (ныне село и центр Варгашинского сельсовета) появилась на месте бывшего военно-оборонительного пункта, носившего название Максимовского форпоста. С постройкой в середине 18 столетия новой военно-оборонительной линии этот форпост был упразднен, и военные его покинули.

            Не сразу, а только спустя некоторый срок на месте бывшего военного поселения возникло поселение уже чисто гражданское. Точный год основания д. Варгаши, изначально названной д. Варгашевой, определить вряд ли возможно. Но можно с уверенностью утверждать, что ее возникновение относится к промежутку между четвертой и пятой ревизиями (переписями населения), то есть между 1782 и 1795 годами. А 210 лет назад, в 1796 г., деревня Варгашева впервые была отмечена в церковной учетной документации – в исповедных ведомостях, включавших тогда также метрические записи о рождении, бракосочетании и смерти.

            Первыми жителями Варгашевой стали крестьяне окрестных селений. Появившиеся на свет за Уралом, в Сибири, они являлись коренными сибиряками и именовались старожилами. Из д. Нижней Сычевой (ныне село Сычево) перебрались в новозаведенную деревню крестьянские семьи  Моршининых, Тушиных и Туголуковых. Две семьи Шкодских (Шкоцких) прибыли из д. Пушкаревой. Шмаковы переселились из д. Дубровной, а Богатыревы из д. Камышной, которая теперь известна как д. Василки или Васильки. Всех их по праву можно отнести к варгашинским первопоселенцам.

На протяжении нескольких десятилетий, вплоть до середины 19 века, население Варгашевой увеличивалось за счет рождаемости в семьях первопоселенцев, а также за счет подселения новых старожильческих семей. К числу последних, согласно духовным росписям, относились Жолнины (Желнины), Чунтоновы, Новиковы, Михалевы, Труфановы, Макаровы, Калмыковы и др. В этой среде крестьян-старожилов помимо православных немало находилось приверженцев «старой веры» - староверов, старообрядцев, официально прозванных раскольниками. В тех же духовных росписях варгашинских староверов отмечали как «раскольников поморской секты».

Не стоит забывать, что на рост населения Варгашевой оказывала еще и ссылка. По судебным приговорам и в административном порядке на поселение в Сибирь ссылались тысячи людей. Каторжан после отбытия каторги также распределяли по селениям старожилов. Коренные сибиряки всех ссыльных называли посельщиками и поселенцами. Эти самые термины употреблялись и в официальных документах. По сравнению со старожилами ссыльных в Варгашевой было немного. Например, в 1849 г. на долю старожилов приходилось 233 человека, из них 169 записаны были православными и 64 раскольниками. К разряду же поселенцев отнесли всего 25 человек обоего пола – 9 мужчин и 16 женщин разного возраста. Многие мужчины-поселенцы состояли в браке и имели детей, в их числе Павел Глотов, Лукиан Кузоватов и ряд других. Правда, поселенцы надолго не задерживались на местах ссылки. Зачастую они самовольно отлучались в поисках заработка, устройства на работы к старожилам. Иные просто сбегали и бродяжили по всей Сибири.

Вот так вплоть до конца 1840-х годов население Варгашевой состояло по преимуществу из крестьян-старожилов с небольшой «прибавкой» поселенцев. А в конце 1840-х оно пополнилось еще одной категорией.

 

«НОВОПРИЧИСЛЕННЫЕ»

 

Эти люди появились в д. Варгашевой не ранее осени 1848 г. Вот почему о них не содержится никакого упоминания в духовных росписях Димитриевской церкви села Сычевского, которые составлялись летом. Зато их след обнаруживается в росписях следующего, 1849, года. Там они поименованы «новопричисленными» жителями д. Варгашевой. Кем же они были?

В отличие от сосланных по чужой воле и принуждению поселенцев «новопричисленные» являлись крестьянами-переселенцами. Переселение происходило под влиянием экономических условий их прежней жизни, но все же в добровольном порядке и под контролем правительственных учреждений. В надежде избавиться от обнищания, малоземелья перебирались крестьяне из Европейской России за Урал. Без сомнения, подобную надежду питали и новоиспеченные варгашинцы. Таковых в духовной росписи за 1849 г. было записано всех возрастов 69 человек – 31 мужского и 38 женского пола. Они составили 10 семей, которые на прежнем месте жительства вели собственное хозяйство и учитывались как отдельные хозяйственные единицы. Три семьи носили фамилию Кудиновых, на Букреевых и Шестопаловых приходилось по две семьи, а на Шмахтиных, Юриных и Медведевых по одной на каждую фамилию.

Но если из духовных росписей 1849 г. можно узнать персональный состав «новопричисленных» крестьян, то в них, к сожалению, ничего не сообщается, откуда же они переселились в Варгашеву. Ответить до некоторой степени на этот вопрос поможет другой документ.

Перезимовав в домах варгашинских старожилов, переселенцы летом 1849 г. принялись за строительство уже домов собственных. Для этого необходимо было подвести строительный материал, который предоставлялся из лесных казенных дач по распоряжению  властей и в первую очередь Тобольской казенной палаты, в чьем ведении находилось переселенческое дело в губернии. На домашнее и хозяйственное обустройство из средств казны переселенцам выделялась определенная сумма. Им устанавливался льготный срок, в течение которого с них сначала не взимали налогов вообще, потом же брали в половинном размере.

Прежде чем в Варгашевой застучали топоры, и началось строительство, указом Тобольской казенной палаты от 13 мая 1849 г. предписывалось произвести на месте отвод земли под домашние усадьбы, огороды и выгоны для переселенцев. Выполнять этот указ 8 июня 1849 г. прибыл в Варгашеву Туринский младший землемер Аполлон Девятов. Весь ход землеотводных работ он занес в специальный полевой журнал. Именно этот документ называет место выхода, родины переселенцев. Уже в заглавии полевого журнала отмечается, что заведен он «при распланировании местов под поселение переселенцев Воронежской губернии Хавской волости» для «приселения к деревне Варгашевой Сычевской волости».

Вечером 8 июня 1849 г. землемер А. Девятов, вооружась привычным тогда для своей профессии прибором – астролябией, приступил к землеотводным работам. Начал он от озера Максимково, чье название как раз хранило след пребывания там в прошлом Максимовского форпоста. Занеся в полевой журнал подробным образом весь процесс, землемер констатировал, что «снятие части селения с выгонною землею для постройки домов в сем месте кончено; полевая работа за поздним временем оставлена, и полевой журнал всем бывшим при снятии земли прочитан».

Да, действительно, землеотводные работы А.Девятов вел не в одиночку, но в присутствии должностных лиц (исправляющего должность заседателя по части переселений М.Забылина, сычевского волостного старосты Колосова), а также представителей старожилов и переселенцев. После читки записи из полевого журнала все они подписались. Причем за неграмотных крестьян-старожилов Ивана и Анику Шкодских, Егора Труфанова по их личной просьбе «руку приложил крестьянин Родион Бережнов». А вот за переселенцев «Воронежского округа Хавской волости» крестьян Василия и Аникея Шестопаловых, Ивана и Пармена Букреевых, Никиту Кудинова, Трифона Юрина, Ивана Медведева, Бориса Шмахтина уже руку приложил их переселенческий староста Филипп Кудинов.

На следующий день, утром 9 июня, в присутствии тех же лиц землемер «приступил к распланированию» выделенного накануне участка. Его предстояло нарезать и разделить на «места» - более мелкие участки «под дома и огороды с гуменниками». По границам таких участков-«местов» ставились колья и столбы, а предварительно проводились борозды. В результате было выделено 12 «местов» для 32 душ переселенцев, причем в расчет брались только души мужского пола, поскольку только они служили единицей налогообложения.

Таким образом, с помощью архивных источников удалось выяснить то место исхода, ту малую родину, которую покинули ее уроженцы и в поисках лучшей доли, свободной для хлебопашества земли переселились в д. Варгашеву. Это были крестьяне из Хавской волости Воронежского округа и той же губернии. Невыясненными, увы, остаютя лишь названия конкретных селений Хавской волости, давших переселенцев в далекую Сибирь.

В капитальном труде ученого-статистика Н.О.Осипова, проводившего в 1880-х годах экономическое обследование Курганского округа, содержатся следующие сведения: «В д. Варгашевой есть 44 двора переселенцев из Воронежской и Рязанской губерний, пришедших сюда в начале 50-х годов» 19 века. Как видно, за несколько десятилетий число переселенческих дворов возросло. Это произошло за счет разделения больших семей, а также, видимо, из-за притока новых переселецев. Что же касается времени появления в Варгашевой первых переселенцев, то тут информация Н.О.Осипова нуждается в поправке. Воронежцы, как уже известно, начали прибывать в Варгаши еще в 1848 г. Кстати, этот год значится и в списке с данными о переселенческих деревнях, который получил тот же Осипов от переселенческого чиновника П.П.Архипова. Относительно же рязанцев каких-либо документальных подтверждений их переселения в Варгашеву отыскать пока что не пришлось.

 

ПЕСНЯ-ПЕРЕСЕЛЕНКА

 

До сих пор история варгашинских крестьян-переселенцев освещалась по архивным источникам. Однако существует еще особый и примечательный источник – фольклорный, который может дополнительно подтвердить источники архивные.

В последней трети 19 века в Варгашевой Сычевской волости побывала А.В.Жилинская и записала там свыше 20 текстов песен, которые в 1902 г. были напечатаны в составе сборника произведений сибирского фольклора. В числе этих песен оказалась и шуточная песня «Похотела меня мать…». А еще в 1898 г. Академия наук в Петербурге выпустила книгу «Великорусс в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т.п.», составил которую по своим записям известный русский фольклорист и этнограф П.В.Шейн. В ней-то как раз помещена была песня со сходным названием «Захотела меня мать…». И в правду: при внимательном сравнении текстов обеих песен можно обнаружить как сходство, так и различие. Один из куплетов, к примеру, имел большое сходство. В записи П.В.Шейна он выглядит так:

Захотела меня мать

  За Филиппа отдать, -

          «Нейду, нейду, маменька,

   Нейду, не подумаю».

        У Филиппа в саду липа,

    Завсегда я буду бита.

В Варгашах же, судя по записи А.В.Жилинской, распевали:

Похотела меня мать

За Филиппа отдать.

       У Филиппа в саду липа,

   Завсегда я буду бита,

        Нейду, нейду, мамонька,

      Замуж за Филиппушка.

Ряд куплетов из варианта Шейна отсутствовал в варианте Жилинской и наоборот. В другом случае в варгашинском тексте один куплет словно позаимствовал слова из двух куплетов шейновского варианта. Если в последнем варианте девушка-невеста соглашалась выйти замуж за писаря («Иду, иду, маменька и подумаю: как писарь писать, а мне деньги считать»), то в варгашинском варианте девушка писаря отвергла (Писарь будет писать, я – чернильницу держать») и давала согласие выйти лишь за «бандуршика», то есть за музыканта, играющего на струнном инструменте – бандуре.

        Пойду, пойду, мамонька,

         В замуж за бандуршичка.

  Хоть я сыта, голодна,

Так всегда я весела.

Как видим, в отличие от шейновского варианта невеста в варгашинском варианте песни выглядит совсем не корыстолюбивой. Впрочем, надо помнить, что песня-то все-таки шуточная.

Но где же, интересно, сам П.В.Шейн записал свой вариант? Оказывается, он сделал это в Тульской губернии. Но ведь эта губерния почти граничила с Воронежской губернией, из которой происходили переселенцы в д. Варгашевой. Следовательно, можно уверенно предположить, что песня «Захотела меня мать…» бытовала в разных вариантах в Воронежской и Тульской губерниях. Вместе с воронежскими переселенцами она совершила путь до Варгашей и тут, в свою очередь, могла претерпеть изменения, так что получился новый, варгашинский, вариант «Похотела меня мать…», ставший известным благодаря А.В.Жилинской. Кстати, упоминание бандурщика указывает на переселенческое происхождение песни. Ведь бандура была распространена особенно в Малороссии (Украине) и, очевидно, получила известность в соседних с ней южных губерниях Великороссии.

Итак, совокупность архивных и фольклорных источников в силах пролить свет на интереснейшую страницу в истории нашего края – переселенческую. Это показано на примере тех воронежских крестьян, которые, вступив в сибирские просторы, обрели на Варгашинской земле не только новое пристанище для себя, но и малую родину для своих потомков.

 

                                                           Николай Толстых, историк-краевед, библиограф

                                                            Варгашинской центральной библиотеки.

 

Опубликовано: Маяк (р.п. Варгаши). - 2006. – 16 авг. – (Вехи истории); Новый мир. – 2006. – 18 нояб.

скачать dle 12.0
  • Просмотров: 1 295
  • Дата: 7 апреля 2017
admin

Комментариев (0)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Память сердца

Память сердца

Информационные ссылки

Календарь

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Обратная связь

По всем вопросам или предложениям пишите:

var-library@mail.ru
или сюда
?

Опрос

Оцените работу движка